Что сделал джузеппе гарибальди
Moto-sol.ru

Автомобильный портал

Что сделал джузеппе гарибальди

Что сделал джузеппе гарибальди

Решением Венского конгресса Италия была разделена на восемь государств, в большинство из которых вернулись прежние династии, правившие до установления французского господства. Почти все эти государства попали в сферу влияния Австрии. Ответом на это стала эпоха Рисорджименто — движение за объединение Италии и освобождение из-под австрийского гнета.

Одним из ведущих деятелей Рисорджименто был Джузеппе Мария Гарибальди. Он родился в 1807 г. в Ницце в семье моряка. С 15 лет Джузеппе плавал на торговых судах. Гарибальди внимательно следил за событиями в Италии, восстаниями в Модене, Парме и Болонье. Он пришел к мысли, что папство и Австрия мешают объединению Италии.

Огромное влияние на дальнейшую судьбу молодого моряка оказало знакомство в Марселе с руководителем тайной организации «Молодая Италия» Джузеппе Мадзини. Объединив десятки тысяч сподвижников по всей Италии, «Молодая Италия» должна была поднять страну на борьбу. В начале 1834 г. Гарибальди принял участие в заговоре так называемой «Савойской экспедиции».

Заговор завершился полным провалом. Гарибальди вынужден был бежать в Ниццу, а затем во Францию. За участие в заговоре власти заочно приговорили его к смертной казни. В 1835 г. Гарибальди эмигрировал в Южную Америку. Там в качестве командующего военно-морским флотом он принимал участие в борьбе за независимость республик Риу-Гранде (на юге Бразилии) и Уругвай.

Тем временем в Пьемонте король Карл Альберт решил использовать национальный подъем в своих целях. Были проведены реформы, утверждена умеренно-либеральная конституция. В воздухе витали идеи создания единого Итальянского государства. С 1847 г. в Турине либерал граф Кавур издавал газету «Рисорджименто» («Воссоединение»). Годом ранее был избран новый папа, Пий IX, который разрешил вернуться политическим эмигрантам. Гарибальди восторженно воспринял все эти перемены.

К его возвращению на родину накал освободительного движения начал спадать. Итальянцы терпели поражения от австрийцев. И Карл Альберт, и папа были напуганы размахом революционного движения. Гарибальди с отрядом добровольцев принял участие в австро-итальянской войне за только что образованную Миланскую республику. Радикализм Гарибальди привел к разногласиям с Мадзини, одним из правителей республики. Гарибальди выступал за установление диктатуры, полагая, что только она может разбить наступающих французов, пришедших защитить владения папы. 3 июля 1849 г. французы вошли в Рим. После этого Гарибальди с большим трудом пробился в Сан-Марино, где был арестован. Следующие пять лет он находился в изгнании, в 1850 г. перебрался в Северную Америку. В 1855-м Гарибальди вновь вернулся на родину.

Через три года в Италии начался новый подъем национально-освободительного движения. Кавур, возглавивший с 1852 г. пьемонтское правительство, готовил почву для войны за объединение Италии. Гарибальди он поручил командование корпусом альпийских стрелков. Гарибальдийцы под предводительством прославленного командира проявляли чудеса храбрости. Вскоре Милан и Ломбардия стали итальянскими.

В 1860 г. на юге Италии разгорелись народные волнения. Сначала поднялась Сицилия, потом все Неаполитанское королевство (оно же — Королевство обеих Сицилий). Гарибальди согласился возглавить экспедицию в Южную Италию, которая впоследствии стала известной как поход гарибальдийской «Тысячи»[116]. Экспедиция проводилась под лозунгом «Италия и Виктор Эммануил». (В Пьемонте правил Виктор Эммануил II.)

В ночь с 5 на 6 мая 1860 г. два парохода с добровольцами вышли из Генуэзского залива и направились к берегам Сицилии. Пьемонтское правительство сделало вид, что просто не может помешать этому предприятию. Поход Гарибальди привел к освобождению Южной Италии от власти Бурбонов. Островитяне примкнули к отрядам знаменитого революционера.

На время Гарибальди стал диктатором Сицилии, он освободил политических заключенных, принялся за организацию школ и приютов, раздал часть государственных земель крестьянам. Гарибальди хотел вместе со своими волонтерами идти на Рим, чтобы завершить дело объединения Италии. Но в Неаполе он был остановлен Виктором Эммануилом II. Король Пьемонта и его первый министр считали, что поход Гарибальди в Папскую область может усложнить международное положение Италии, навлечь на нее гнев французов. В ноябре 1860 г. Гарибальди объявил о передаче власти в освобожденной им Южной Италии королю Виктору Эммануилу II.

Придя в очередной раз в правительство в январе 1860 г., Кавур тут же разослал дипломатическим агентам циркуляр, в котором заявлял, что пьемонтское правительство не в силах приостановить естественное течение событий. Речь шла, конечно, об объединении Италии. Королевские декреты 18 и 22 марта возвестили о присоединении к Сардинскому королевству Эмилии и Тосканы. Вслед за тем Кавур и французский уполномоченный подписали трактат о передаче Франции Савойи и Ниццы.

Кавур признавал необходимым, чтобы регулярное правительство закончило дело, начатое революцией и Гарибальди, и решил овладеть папскими провинциями, отделявшими Северную Италию от Южной. Что и было достигнуто после непродолжительной кампании. Первый национальный парламент, созванный в Турине, высказался в поддержку политики Кавура. Лично став во главе армии, Виктор Эммануил 15 октября 1860 г. вступил на неаполитанскую территорию. 18 февраля 1861 г. в Турине собрались представители всех областей Италии, кроме Рима и Венеции, а в марте Виктор Эммануил был единогласно провозглашен королем Италии.

Завершение объединения Италии могло быть достигнуто лишь в результате ликвидации светской власти папы и освобождения Венеции из-под австрийского господства. В 1862 г. Гарибальди решил предпринять новый поход на Рим. Однако и на этот раз Виктор Эммануил II не поддержал его начинание. Наоборот, Гарибальди был объявлен мятежником и против него была направлена итальянская армия. У горы Аспромонте волонтеры Гарибальди столкнулись с войсками короля. В бою Гарибальди был тяжело ранен, взят под стражу и заключен в тюрьму, где находился до октября, после чего был амнистирован королевским указом. Вся эта история, безусловно, негативно повлияла на репутацию первого итальянского короля.

В течение нескольких лет итальянский двор, расположенный сначала в Турине, а затем во Флоренции, вел сложную дипломатическую игру с Францией, которая то поддерживала стремление итальянцев к обладанию Римом и Венецией, то опять поворачивалась к ним спиной. В 1866 г. правительство Виктора Эммануила II заключило договор с Пруссией и приняло участие в войне с Австрией. Итальянские войска потерпели тяжелое поражение от австрийцев, но Австрия была разбита прусской армией. Согласно Пражскому мирному договору Венецианская область была вначале передана Наполеону III, а затем вошла в состав Итальянского королевства.

В 1867 г. отряд Гарибальди предпринял еще одну попытку вторгнуться в Рим, но был встречен французскими войсками и разбит у Ментаны. И лишь осенью 1870 г. Рим был захвачен, во многом благодаря поражению Франции в войне с Пруссией. 20 сентября 1870 г. войска Виктора Эммануила вошли в Рим, который был объявлен столицей Итальянского королевства. Папа Римский сохранил власть только в Ватикане.

Джузеппе Гарибальди. Его жизнь и роль в объединении Италии (А. И. Цомакион)

Эти биографические очерки были изданы около ста лет назад в серии «Жизнь замечательных людей», осуществленной Ф.Ф.Павленковым (1839-1900). Написанные в новом для того времени жанре поэтической хроники и историко-культурного исследования, эти тексты сохраняют ценность и по сей день. Писавшиеся «для простых людей», для российской провинции, сегодня они могут быть рекомендованы отнюдь не только библиофилам, но самой широкой читательской аудитории: и тем, кто совсем не искушен в истории и психологии великих людей, и тем, для кого эти предметы – профессия.

Оглавление

  • Гарибальди и Италия (Введение)
  • Глава I. Детство. Юность и первые шаги на политическом поприще
  • Глава II. Гарибальди в Америке

Из серии: Жизнь замечательных людей

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Джузеппе Гарибальди. Его жизнь и роль в объединении Италии (А. И. Цомакион) предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Гарибальди и Италия (Введение)

Вся деятельность Гарибальди, вся его жизнь так тесно связаны с судьбою родины, что биографу его на каждом шагу приходится возвращаться к истории Италии. Встречаются люди – это редкие исключения – которые, увлекшись в молодости какой-нибудь одной идеей, до того роднятся с ней, что все свои силы в течение всей последующей жизни безраздельно отдают служению этой особенно дорогой для них идее. К таким исключительным натурам принадлежал Гарибальди, и вот почему: с той поры, как в душу едва сложившегося юноши запала мечта о возрождении его прекрасной родины и вместе с нею страстное желание воплотить мечту в действительность, судьба его неразрывно сплелась с судьбою Италии. Каждый отдельный период его жизни определяется течением событий в его отечестве в соответствующие годы. Только в связи с этими событиями каждый шаг народного героя приобретает настоящий смысл и значение. Узнать и понять Гарибальди можно, только узнав и поняв Италию и те мечты и надежды, которые одушевляли лучшую часть итальянского общества в начале XIX столетия.

В первые десятилетия XIX века печальная политическая судьба полуострова не переставала занимать мысли передовых людей Италии. Сознавая громадные духовные силы своей нации, подарившей миру таких гениев слова, как Данте, Петрарка, Боккаччо, Ариосто, Торквато Тассо, таких мыслителей, как Макиавелли, Галилей, Джордано Бруно, таких корифеев искусства, как Рафаэль и Микеланджело, – люди эти не могли примириться с ее политическим ничтожеством, с приниженностью и забитостью ее народа.

Страна, пережившая блестящую эпоху Козьмы и Лоренцо Медичи, служившая очагом, откуда распространилось знакомство с гением классической древности, страна, из которой разлился яркий поток света, рассеявший тьму средневекового невежества, не должна была оставаться покорной рабой случайных завоевателей. Хотя ни одно государство Европы не пережило тех бедствии, какие выпали на долю Италии, однако в ней таились еще силы, способные поставить ее в один ряд с любым из этих государств. Это сознавали лучшие люди страны и целью своих стремлений ставили вызволить родину из того состояния политического бессилия, которое явилось результатом исторической судьбы полуострова. Богато одаренная природой, наделенная счастливыми климатическими условиями, осененная густою синевою южного неба, залитая светом и теплом, цветущая страна с давних времен привлекала к себе чужеземцев.

Заглядывая в глубь веков, мы видим, как она поочередно разделяется и расчленяется римлянами, германцами, остготами, лонгобардами, арабами, французами, испанцами. Мы видим ее изнемогающею под гнетом мелких деспотов, раздираемою междоусобными распрями отдельных республик и тираний, угнетенною и обессиленною владычеством пап и нескончаемой борьбой их с императорами, развращенною и поверженною в прах разъедающей язвой кондотьерства. Народный характер, отравленный в самом корне, теряет свою самостоятельность и приобретает рабские, низменные наклонности; в народе исчезает чувство национальности и независимости; угнетенный и подавленный, он погрязает в тупости, суеверии и невежестве. Земля разбита на мелкие владения, самостоятельные или подвластные, потерявшие между собою связь; название “Италия” становится пустым звуком, не имеющим содержания. По мере того, как протекают века в кровавых войнах и нескончаемых бедствиях, из недр исстрадавшегося общества время от времени раздаются голоса, взывающие о слиянии воедино разрозненных частей несчастной родины. Таковы стремления папы Григория VII, такова вдохновенная проповедь Данте, поддержанная голосом Петрарки, попытка Кола ди Риенцо, воззвания Макиавелли. Но эти страстные призывы не находят отголоска в массе народа и с течением времени постепенно умолкают. Сохраняя по-прежнему свою роль покровительницы науки и искусства, Италия в политическом отношении погружается в глубокий и продолжительный сон. Но подобие смерти не есть еще смерть: пробуждение наступит, Италия проснется, когда вокруг нее зашумят соседи.

К тому времени, когда разразилась французская революция, раздробленность страны исключала для нее всякую возможность состязаться с другими государствами в могуществе и богатстве. В обществе царила глубокая апатия. Низший класс по-прежнему пребывал в крайнем отупении, среднего сословия не было, дворянство потеряло всякое чувство личного и политического достоинства, папство и правительство своею политикою подавляли дух национализма и единства. По мнению лучших людей того времени, сохранивших еще патриотическое чувство, всякая надежда на возрождение Италии являлась несбыточной фантазией.

В таком виде застают Италию в 1796 году походы Наполеона I. После мира в Кампоформио облик страны совершенно преобразовывается. Венецианская республика отходит к Австрии, Ломбардия обращена в Цизальпинскую республику, папа изгнан из Рима, король Фердинанд – из Неаполя, на месте их владений возникают новые республики – Римская и Партенопейская. Пьемонт присоединен к Франции; Модена, Феррара и Болонья образуют республику Циспаданскую. Хозяйничая таким образом в Италии, Наполеон старался только ослабить итальянские государства и подчинить их своему влиянию, мало заботясь о цели пославшей его директории освободить эти земли от тяготевшего над ними гнета. Тем не менее, несмотря на свою неискренность, политика его принесла стране громадную пользу и подготовила почву для событий последующих лет. Введенная им во все отдельные государства однообразная система управления впервые вызвала в этих разрозненных дотоле элементах сознание единства интересов и чувство солидарности. Еще более важное значение для политического развития страны имели нововведения, внесенные “Кодексом Наполеона”: равенство перед законом всех сословий, уничтожение феодальных привилегий и одинаковое для всех право владения землею. Эти нововведения сразу перенесли общество в сферу новых понятий и совершенно изменили его строй. Третьим, и, пожалуй, наиболее плодотворным результатом кратковременного правления Наполеона I в Италии было возрождение идеи национальной независимости.

Читать еще:  Как снять генератор на приоре с гуром

События, ознаменовавшие начало нынешнего столетия, внесли в жизнь Апеннинского полуострова новые перемены. На Венском конгрессе происходит новое распределение его территорий. В Неаполе и Сицилии, еще до походов Наполеона составлявших так называемое королевство Обеих Сицилий, водворен дом Бурбонов в лице Фердинанда IV; королевство Сардинское восстановлено в прежней целости (Пьемонт и остров Сардиния), и, кроме того, к нему присоединена еще Генуя.

На основании постановления Венского конгресса большая часть полуострова попадает под власть Австрии или находится в более или менее непосредственной от нее зависимости. Но Италия 1815 года уже далеко не Италия 1796-го. Новые течения уже охватили общество, проникли в литературу. Ряд выдающихся писателей начал дело перевоспитания народа. Отчаяние и негодование, вызванные военным деспотизмом Наполеона, наиболее резко выразились в сочинениях Альфьери и Уго Фосколо. Альфьери с искренним сочувствием приветствовал разрушение старого порядка во Франции; но после завоевания Италии Наполеоном в нем пробудилось страшное негодование против французов, “этой нации тигров, осквернивших свободу”, как он их называл. В трагедиях своих, проникнутых ненавистью к существующему порядку, он громит итальянское общество, рисует весь ужас его падения и, противопоставляя ему величие героев древности, указывает новые пути, новые идеалы. Изгнанные со сцены публичных театров трагедии эти появляются в тавернах и на площадях, разыгрываемые бродячими актерами и даже простыми рабочими. Угo Фосколо, подобно Альфьери сначала ожидавший возрождения Италии от революционной Франции, видя несбыточность своих надежд, посвящает себя литературе, чтобы этим путем влиять на соотечественников. Своими сочинениями, имевшими на итальянцев еще большее влияние, нежели трагедии Альфьери, он старается возбудить в порабощенной нации чувство собственного достоинства, чтобы, по крайней мере, заменить уважением презрение к ним победителей. Он упрекает итальянцев в инертности, в пассивном ожидании свободы от щедрот других народов, на долю которых они оставляют труды и опасности, в то время как сами ограничиваются платоническим желанием быть независимыми.

От слова недалеко было до дела.

Но не только эти, так сказать, чисто внутренние импульсы пробуждали Италию к новой жизни; весь ход политических событий на континенте способствовал скорейшему осуществлению задач итальянских патриотов. Италия не могла оставаться чуждой тем новым стремлениям, которые охватили всю Европу в первые десятилетия XIX века и выразились в так называемых национальных движениях. Течения эти нашли в стране почву вполне подготовленную, свежая волна новых веяний увлекла Италию и вызвала образование тайных обществ с патриотическими задачами. Между последними особенно выделялось общество карбонариев или угольщиков, густою сетью покрывшее всю страну. Первоначальная цель этого общества заключалась в изгнании французов, но впоследствии программа его расширилась, хотя никогда не отличалась определенностью. Таким образом, к началу двадцатых в Италии образовалась партия действия, которая заявляет себя рядом частных восстаний.

Если дух времени и естественная эволюция политических воззрений способствовали благополучному разрешению борьбы Италии за независимость, то не менее обязана она успешным ходом этой борьбы тем великим деятелям, которые в трудную минуту отдали ей свои силы и свою безграничную любовь. В импонирующем величии выступают четыре центральные фигуры этой эпохи в истории Италии. Несмотря на несходство ролей, выпавших на долю каждого из них, несмотря на существенное различие в подробностях своей политической программы, Мадзини, Гарибальди, Кавур и Виктор Эммануил успешно доводят до конца дорогое для них дело, благодаря главным образом самоотвержению и стойкости, которыми характеризуется деятельность каждого из них. Можно сказать безошибочно, что несходство личных характеров, приемов и общественного положения этих четырех главных деятелей в истории освобождения Италии послужило только на пользу ее делу. Страстная проповедь Мадзини увлекает, главным образом, мыслящую часть общества; на массу народа обаятельно действует своими небывалыми подвигами “человек великих инстинктов”, сын народа, Гарибальди, соединивший в себе, как в фокусе, лучшие черты своей нации и потому для нее понятный; конкретным олицетворением единства этой нации является в глазах массы, всегда нуждающейся в конкретных образах, король Сардинский Виктор Эммануил, и, наконец, Кавур своей удивительно проницательной и осторожной политикой сдерживает слишком стремительное движение народной партии и спасает дело родины. В стороне от них стоит Наполеон III – пятый выдающийся участник в деле создания единой Италии. Иностранец, действующий отчасти во имя отвлеченной идеи, лежащей в основе его национальной политики, отчасти же и главным образом во имя чисто династических интересов, чуждый, следовательно, искреннему увлечению итальянских патриотов, он протягивает Италии безусловно ей необходимую, хотя и не бескорыстную руку помощи, без которой еще неокрепшая страна не могла бы завершить своего великого дела; но затем надолго тормозит это дело, преследуя цели совершенно противоположные.

Оглавление

  • Гарибальди и Италия (Введение)
  • Глава I. Детство. Юность и первые шаги на политическом поприще
  • Глава II. Гарибальди в Америке

Из серии: Жизнь замечательных людей

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Джузеппе Гарибальди. Его жизнь и роль в объединении Италии (А. И. Цомакион) предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Гарибальди. Флагман итальянской революции

4 июля 1807 года, ровно 210 лет назад, родился Джузеппе Гарибальди — человек, который внес важнейший вклад в борьбу итальянского народа за единую и независимую Италию. В XIX веке популярность Гарибальди была невероятной, ее можно сравнить с популярностью в ХХ веке Эрнесто Че Гевары. Между ними действительно было много общего, с той лишь оговоркой, что жизнь Гарибальди была в два раза длиннее жизни Че Гевары, и успеть ему удалось больше.

Примечательно, что судьба Джузеппе Гарибальди в какой-то период его жизни оказалась связана с Таганрогом. Здесь, на берегу Таганрогского залива, Гарибальди вступил в «Молодую Италию». Как известно, в Таганроге очень давно проживала внушительная итальянская община. Она «досталась» городу по наследству от той эпохи, когда в Крыму и Приазовье существовали генуэзские фактории. Для итальянцев Таганрог был близким и родным городом, поэтому не было ничего удивительного в том, что в XIX веке здесь появились и политические эмигранты из Италии. В Таганроге они могли спокойно собираться, не беспокоясь о преследовании со стороны полицейских служб многочисленных государств Италии. Царское правительство не обращало внимания на итальянских эмигрантов, поскольку какой-либо серьезной угрозы для российского политического порядка они не представляли.

Еще в 1831 году философ и политик Джузеппе Мадзини основал в Марселе организацию «Молодая Италия». Ее главной политической целью было провозглашено объединение Италии и создание республики. Естественно, что «Молодая Италия» сразу же нажила себе врагов в лице и Австрии, не желавшей объединения Италии, и многочисленных итальянских государств. Наиболее крупная организация «Молодой Италии» появилась в Милане, а политическая литература доставлялась из Марселя. Появились сторонники «Молодой Италии» и в Таганроге, среди итальянских эмигрантов — торговцев и моряков.

В 1833 году в приазовском городе проживал 24-летний эмигрант из Италии Джованни Баттиста Кунео. Уроженец Онельи, он был вынужден перебраться в Таганрог, спасаясь от политических преследований. В 1833 году в одном из таганрогских ресторанчиков и состоялась встреча Джованни Кунео с Джузеппе Гарибальди, в то время — молодым моряком. Морская карьера не была для Гарибальди случайной — он происходил из семьи потомственных моряков, его отец Доменико Гарибальди (1766—1841) владел тартаной «Санта-Репарата». Образование Джузеппе Гарибальди получал дома, но это не помешало ему стать человеком с очень широким кругозором. В пятнадцать лет юный Гарибальди поступил моряком на торговые суда. Плавал в Средиземном и Черном морях, а 27 февраля 1832 года был внесен в морской реестр своей родной Ниццы в качестве капитана торгового корабля. В следующем году Гарибальди, командовавший шхуной «Клоринда», прибыл в Таганрог. Здесь и произошла его эпохальная встреча с Джованни Кунео, по итогам которой Гарибальди вступил в «Молодую Италию» и стал на путь профессиональной революционной борьбы.

Итальянские патриоты видели страну единой и независимой от австрийского влияния. С этой целью Джузеппе Гарибальди, вернувшийся на родину из Таганрога, попытался в феврале 1834 года поднять антиавстрийское восстание в Генуе. Однако заговор итальянских патриотов провалился. Гарибальди был вынужден под чужой фамилией бежать в Ниццу, затем — в Марсель. Власти приговорили его заочно к смертной казни. Так молодой Джузеппе стал важным государственным преступником. Обратной дороги у него уже не было — оставался только дальнейший путь революционной борьбы. Гарибальди провел последующие десятилетия своей долгой жизни в постоянных войнах и революциях, успев повоевать на двух континентах.

В сентябре 1835 года Гарибальди нанялся на бриг «Мореплаватель», следовавший в Бразилию. В Рио-де-Жанейро он присоединился к местной ячейке «Молодой Италии», действовавшей среди итальянской диаспоры. В 1837 году Гарибальди принял участие в войне за независимость Республики Риу-Гранди от Бразильской империи. Как человек с опытом мореходства, он получил в распоряжение каперский корабль и в мае 1837 года начал атаковать бразильские корабли. Однако в июне 1837 года его арестовали аргентинские власти и поместили под домашний арест. Выйти на свободу Гарибальди удалось только в 1838 году. Вскоре после освобождения из тюрьмы президент Республики Риу-Гранди Бенту Гонсалвис назначил Джузеппе Гарибальди командующим военно-морскими силами республики в звании адмирала флота. Так 31-летний капитан превратился во флотоводца. В этом статусе он принимал участие в многочисленных морских походах и столкновениях с бразильским флотом. Однако осенью 1839 года Гарибальди пришлось уничтожить корабли своей флотилии, чтобы они не попали в руки к бразильцам и не увеличили боеспособность бразильского флота.

В 1841 году Гарибальди перебрался в Уругвай, где обосновался в Монтевидео и сосредоточился на обычном труде — сначала он торговал, затем смог найти работу школьного учителя. Однако мирная жизнь длилась недолго. В 1842 году Гарибальди снова воюет — на этот раз в гражданской войне, на стороне уругвайских колорадос против бланкос — сторонников бывшего уругвайского президента Мануэля Орибе. Президент Уругвая Фруктуосо Ривера нанял Гарибальди на должность командующего уругвайским флотом. Затем, в 1843 году, Гарибальди создал и возглавил Итальянский легион, получивший также неофициальное название «краснорубашечники» — по цвету рубах, используемых легионерами.

В Латинской Америке Гарибальди провел целое десятилетие. За это время он получил широкую известность среди итальянских патриотов — прежде всего, своими ратными подвигами в различных, как сказали бы теперь, локальных военных конфликтах. Когда 12 января 1848 года в Палермо началось вооруженное восстание, Джузеппе Гарибальди понял, что настало время действовать. Он отбыл на родину — в сопровождении жены, троих детей и 54 легионеров — «краснорубашечников». Прибыв в Италию, Гарибальди получил от сардинского короля Карла Альберта поручение — сформировать добровольческий корпус. Однако 26 июля сардинская армия была разгромлена, после чего король Сардинии Карл Альберт изменил свое решение о формировании корпуса. Но Гарибальди, умудрившийся к этому времени собрать полуторатысячный отряд, решил перейти к партизанским действиям против австрийских войск. Даже после того, как 9 августа было заключено перемирие между Австрией и Сардинией, Гарибальди продолжил борьбу и захватил австрийские корабли на озере Лаго-Маджоре. Но численное превосходство и лучшая вооруженность австрийских войск все же сделали свое дело — 27 августа отряды Гарибальди были вынуждены отойти из Италии в Швейцарию.

К этому времени Джузеппе Гарибальди уже четко определял себя как сторонника Итальянской республики, чем снискал негативное отношение со стороны итальянской аристократии. Отступив из Италии, он начал формировать второй Итальянский легион, в котором хотел видеть основу для будущей республиканской армии. 21 декабря 1848 года легион под командованием Гарибальди вступил в Рим. «На штыках» гарибальдийцев была провозглашена Римская республика — на всей территории прежней Папской области. Править республикой должен был триумвират под руководством Джузеппе Мадзини. Однако на помощь изгнанному папе Пию IX поспешили французские, австрийские и сицилийские войска. 30 апреля армия французского дивизионного генерала Удино начала штурм Рима. Но гарибальдийцам удалось отразить атаку французов с минимальными потерями. После первого успеха Гарибальди воодушевился и предпринял рейд против сицилийских войск, разгромив армию короля Фердинанда II.

Гарибальди возглавил радикальное крыло итальянского национального движения, занимая более революционную и демократическую позицию, чем основатель «Молодой Италии» Джузеппе Мадзини. В частности, Гарибальди выступал за вооружение итальянских крестьян, против чего настаивал Мадзини. В конце концов, разногласия между лидерами итальянских патриотов привели к отсутствию единства в их действиях. 1 июля Мадзини эмигрировал в Великобританию, а 3 июля в Рим вошли французские войска. Власть папы Пия IX была восстановлена.

Гарибальди, в свою очередь, сдаваться не собирался. Он выступил в знаменитый поход на север, на помощь Венеции, восставшей против австрийских властей. Однако прорваться в Венецию гарибальдийцам так и не удалось. 22 августа Республика Сан-Марко в Венеции прекратила свое существование. Гарибальди был арестован в Сардинском королевстве и депортирован за пределы Италии. Начался очередной период его странствий. Гарибальди успел пожить в Тунисе, в 1850 г. перебрался в США, где снова стал капитаном торговых кораблей. В 1854 г. он вернулся в Италию, где вскоре купил небольшое поместье на острове Капрера у северного побережья Сардинии.

Когда в Италии в 1858 году вновь активизировались патриотические силы, Гарибальди вышел на связь с сардинским премьер-министром графом Кавуром. К этому времени Сардинское королевство значительно окрепло и рассчитывало возглавить борьбу за объединение Италии. Гарибальди был идеальным кандидатом на роль лидера добровольческих отрядов, и это прекрасно понимали сардинские власти, пригласившие Джузеппе возглавить очередной волонтерский корпус. Ему было присвоено звание генерал-майора королевской армии. Под командованием Гарибальди оказался 3-тысячный корпус альпийских охотников. И Гарибальди решил действовать — как всегда, не дожидаясь выступления сардинской регулярной армии. На помощь Сардинскому королевству пришла Франция. В результате боевых действий Милан и Ломбардия были включены в состав Сардинского королевства, а Ницца и Савойя вошли в состав Франции. Последнее очень сильно разозлило Гарибальди — ведь он был уроженцем Ниццы и совсем не хотел, чтобы его родной город оставался под властью французов. Поэтому Джузеппе Гарибальди решился на открытый демарш против сардинского руководства — он пришел на заседание парламента и произнес пламенную речь с критикой политики королевского правительства, отказавшись от кресла депутата парламента и от звания генерал-майора сардинской королевской армии. После этого поступка Гарибальди удалился в свое поместье на острове Капрера. В 1867 году он вновь попытался взять Рим, возглавив поход 7 тысяч волонтеров. Гарибальдийцам удалось разгромить немногочисленные вооруженные формирования Папской области, однако на помощь папе, как всегда, пришли французы. 3 ноября французские и папские войска разгромили отряд Гарибальди в битве при Ментане. После этого Гарибальди был арестован и сослан в свое поместье на Капреру. Когда в августе 1870 года, в связи с началом франко-прусской войны, Рим вновь покинул французский гарнизон, в город вступили сардинские войска. Папская область прекратила свое существование, а Италия фактически оказалась объединенной — без участия Гарибальди. При этом Джузеппе, находившийся в ссылке на Капрере, в глазах мировой общественности оставался главным живым символом объединения Италии, итальянской революции.

Читать еще:  Сколько выдает генератор на приоре

Однако Гарибальди все же хотел активно действовать. Поэтому он принял приглашение французских властей возглавить Вогезскую армию из французских и иностранных добровольцев. Гарибальди удалось превратить это соединение в одно из наиболее боеспособных формирований французской армии. По крайней мере, Вогезская армия отделалась минимальными потерями и смогла нанести серьезный урон прусским войскам. 13 марта 1871 года Гарибальди вернулся на Капреру, а уже 18 марта 1871 года в Париже была провозглашена Парижская коммуна. Ее представители обратились к Гарибальди, легендарному «революционному кондотьеру», с просьбой прибыть на помощь коммуне и возглавить ее вооруженные силы. Но Гарибальди от этого предложения отказался. Сыграли свою роль и ухудшающееся здоровье немолодого политика, и его понимание обреченности Парижской коммуны. Последнее десятилетие своей жизни Джузеппе Гарибальди провел на Капрере, занимаясь преимущественно вопросами организации хозяйственного уклада поместья. Он скончался в 1882 году в возрасте 74 лет.

Идеи и героическая жизнь Джузеппе Гарибальди оказали очень большое влияние на итальянское и мировое революционное движение XIX — начала ХХ вв. Примечательно, что Гарибальди считали «своим» и итальянские социалисты, и анархисты, и даже фашисты. В частности, Бенито Муссолини неоднократно заявлял о том, что фашизм наследует итальянскую гарибальдийскую традицию и он, дуче, является подлинным продолжателем дела Гарибальди. Однако вряд ли идеология фашизма, особенно после «смычки» Муссолини с Гитлером, может являться примером развития идей Гарибальди, тем более если учитывать, что Гарибальди был противником войн и политического насилия, выступал против подавления инакомыслящих, под антиклерикальными лозунгами.

В городе Таганроге в Ростовской области установлен единственный на постсоветском пространстве памятник Джузеппе Гарибальди. Он был поставлен в 1961 году, в районе Таганрогского порта — там, где в 1833 году стояла шхуна молодого итальянского капитана. Имя Джузеппе Гарибальди носит и одна из таганрогских улиц, являясь напоминанием о том, как в этом небольшом городке легендарный революционер присоединился к движению «Молодая Италия».

Заметили ош Ы бку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

Биография Гарибальди Джузеппе и интересные факты из жизни

Что ассоциируется у нас с Италией? Как правило, это кожаная обувь, величественная архитектура и мощнейшее историческое наследие. А кроме того, есть и имя, неразрывно связанное с этой страной. И имя это – Джузеппе Гарибальди.

Родина деятеля

Человек, признанный национальным героем Италии, был рожден в Ницце, на сегодняшний день являющейся территорией Франции. Как это принято у исторических деятелей, Гарибальди Джузеппе был выходцем из простой моряцкой семьи, что не могло не наложить отпечаток на его биографию. Будучи совсем юным, он сам открыл в себе привязанность к морю и продолжил семейное дело, нанявшись на корабль и отправившись бороздить просторы океана.

Гарибальди Джузеппе был вторым ребенком в семье, однако с самого детства был окружен заботой, трепетом и любовью, на которые отвечал взаимностью. В детстве будущий национальный герой Италии был сильно привязан к матери и впоследствии, в своих мемуарах, с гордостью и неким благоговением называл ее «образцовой женщиной».

Что же касается отношений с отцом, Гарибальди Джузеппе сохранил к нему особое чувство благодарности за все, что старый моряк для него сделал. Народный любимец не отрицал того факта, что довольно часто его семья оказывалась в достаточно сложном положении, однако отец всегда находил способ вернуть все на круги своя и разрешить сложившиеся проблемы.

Воспитание национального героя

Вполне естественно, что в моряцкой семье не могло быть и речи о каком-либо изящном воспитании. Юный Джузеппе никогда не обучался гимнастике и фехтованию, что было довольно распространенным явлением в те времена. Вместо этого физические тренировки Гарибальди Джузеппе проходили на суднах, ибо он с раннего детства помогал отцу.

Единственным более или менее традиционным видом спорта, который сумел освоить в детстве будущий знаменитый итальянец, было плавание, дававшееся Джузеппе весьма легко.

Обучение

Наукам же мальчик обучался у священнослужителей, что был довольно распространенным явлением в Пьемонте. Однако следует отметить, что в этом отношении ему повезло больше остальных. Прежде всего, заметим, что воспитанию будущего национального героя уделял чрезвычайно много внимания его старший брат, для которого было крайне важно привить Джузеппе любовь к наукам. Также приложил руку к его образованию и офицер Арена, который, собственно, и научил мальчика любить свою страну, язык и культуру.

Именно офицер Арена рассказал ему о знаменитых сражениях и величии Рима, о тяготах и лишениях, завоеваниях и свершениях, постигших Италию за время ее существования. Вполне очевидно, что Джузеппе Гарибальди, биография которого содержит просто огромное количество совершенно невероятных фактов, был воспитан на рассказах своих воспитателей.

Доброе сердце героя

Прежде чем перейти к более зрелому отрезку биографии народного любимца, следует отметить тот факт, что он всегда был человеком широкой души, способным сострадать и вовремя приходить на помощь при необходимости. Еще будучи восьми лет от роду, Джузеппе Гарибальди, биография которого изобилует подобными фактами, спас жизнь одной из местных прачек, упавших в канаву для полоскания белья. Чуть позже, ведомый жаждой приключений, мальчик отправился на лодке посмотреть Геную в компании троих школьных товарищей. Замысел ребят практически удался, когда их догнало судно, посланное отцом Джузеппе, прознавшим о выходке.

Больше всего на свете мальчик любил собственную страну и бескрайнее море – вопреки надеждам отца он посвятил всю свою юность корабельному делу, а уже в совсем юном возрасте дал клятву умереть за Отечество.

Решительный поворот

Этот неуемный патриотизм, зародившийся еще в раннем детстве в сердце мальчика, со временем круто изменил его судьбу. Джузеппе Гарибальди, краткая биография которого не сможет вместить и половины приключений народного героя, совсем скоро устал от торговых плаваний и рутины. Разум и сердце его стремились к жизни во благо Родины.

Именно поэтому он оставил привычное дело и отправился в 1831 году в Марсель, где и познакомился с одним из лучших своих товарищей – Мадзини.

Новый приятель

Юноша, с которым так просто нашел общий язык герой нашего повествования, оказался выходцем из классической интеллигентной семьи – отец его был доктором и обладателем довольно четких и определенных политических взглядов. Вполне естественно, что любовь к своей стране он впитал едва ли не с молоком матери.

Джузеппе Гарибальди и Джузеппе Мадзини попросту не могли не стать друзьями – настолько схожими были их взгляды на мир и жизнь в целом. Юный писатель и жаждущий свободы будущий национальный герой Италии очень быстро нашли общий язык и в скором времени воспринимались уже неким единым целым.

Следует отметить, что на момент знакомства с Джузеппе Гарибальди Мадзини уже активно участвовал в политической деятельности, возглавляя несколько патриотических сообществ, включая «Молодую Италию», куда первым делом и вступил его новый товарищ.

Первый шаг к революции

Карьера активиста и политического деятеля практически неразрывно связана с движениями, которые возглавлял его друг и вдохновитель. Именно Мадзини вовлек Джузеппе Гарибальди, Италия для которого была превыше всего, в участие в так называемой сен-жюльенской экспедиции, которая, впрочем, провалилась. Некоторые братья по убеждениям были тогда арестованы, а для самого Гарибальди оставался единственный выход – немедленное бегство.

Ненадолго он вернулся в родную Ниццу, однако уже в скором времени вновь отправился в Марсель, где вместе с Мадзини был приговорен к смертной казни, которой, к счастью, успешно избежал. Что же ожидало в дальнейшем Джузеппе Гарибальди? Краткая биография начинающего политического деятеля повествует, что некоторое время он провел в глубоком подполье, после чего перешел к более активным действиям.

Старт пиратской карьеры

После неудачи в Марселе итальянец отправился в Рио-де-Жанейро, где, познакомившись с Россини, сумел достаточно быстро экипировать корабль и собрать небольшой экипаж. Судно, на борту которого под прочими товарами было спрятано немного оружия, было названо в честь старого друга и вдохновителя – «Мадзини».

Во время одного из рейсов в море им встретился голет, который без боя был захвачен и приспособлен под собственные нужды активистов. Экипаж корабля при этом не пострадал: решив преподать своей команде урок, Гарибальди высадил пассажиров в лодку, снабдил их провизией и отпустил на свободу неподалеку от острова Св. Екатерины. «Мадзини» же был потоплен в целях безопасности.

Революция 1848 года

Сопротивление Италии и Австрии в этот период было особенно сильным. Джузеппе Гарибальди – итальянский революционер, патриот и активист – естественно, не мог оставаться в стороне и немедленно предложил свои услуги правившему тогда Карлу Альберту, однако получил отказ. Вместо этого у него появилась возможность собрать отряд добровольцев и поучаствовать в противостоянии австрийцам.

Зарекомендовав себя в проведенных сражениях храбрым и отважным командиром, он довольно скоро должен был уступить и отбыть в Швейцарию из-за существенного численного превосходства противника. Именно тогда он стал известным в Италии деятелем, на которого равнялись. В ответ на проявленную храбрость Джузеппе Гарибальди получил возможность возглавить защиту восставшей на тот момент Сицилии.

К концу 1848 года он поступил на официальную службу в Риме и даже был избран в парламент. Именно Джузеппе Гарибальди обязана Италия несколькими победами над французами, осадившими на тот момент город. Не менее успешными оказались его наступления на неаполитанцев, имевшие место под Веллетри и Палестиной.

Затишье в жизни Гарибальди

После нескольких не особенно удачных сражений национальному герою пришлось временно эмигрировать в Северную Америку, откуда он вернулся только в 1854 году. Его жены Аниты на тот момент уже не было в живых, и Гарибальди поселился в Сардинии, избрав для себя тихую, спокойную жизнь, далекую от национальных идеалов и грозных противостояний.

Участие в объединении Италии

Вполне естественно, что тихая и неприметная деятельность Джузеппе Гарибальди долго удовлетворять не могла, поэтому уже в мае 1859 года он встретился с Кавуром, после чего выступил против войск Австрии в качестве сардинского генерала. Противостояние оказалось весьма удачным, и уже в скором времени Гарибальди был намерен идти со своим войском на Рим, однако его замысел не увенчался успехом. Виктор Эммануил ІІ, опасаясь разрыва военного товарищества с Наполеоном ІІІ, пресек это намерение.

Это оказало на Гарибальди влияние довольно сильное – он отказался от чина депутата и генерала Сардинии, распустил свои войска, однако призвал ближайших солдат оставаться начеку и быть готовыми к переходу к более активным действиям.

Самостоятельное завоевание

Исторический портрет Гарибальди Джузеппе, сложившийся на сегодняшний день, не позволяет допускать даже мысли о том, что активист и патриот отказался от своей мечты. В скором времени, в 1860 году, он нанимает 2 корабля с экипажем и самовольно отправляется на Сицилию, где без больших потерь одерживает победу в освободительных сражениях. На полную зачистку острова от захватчиков у Гарибальди ушло всего 2 месяца, после чего он продолжил свою деятельность с еще большим рвением.

За Сицилией последовало освобождение Неаполя, откуда войска бывшего сардинского генерала отправились на юг Италии. В этих сражениях также удалось одержать победу, и в скором времени, 18 февраля 1861 года, объединенные земли были переименованы Виктором Эммануилом ІІ в Итальянское Королевство.

Читать еще:  Как выгнать пробку из системы охлаждения

Для многих последователей Джузеппе Гарибальди такое решение оказалось весьма неожиданным – завоеванные с таким трудом земли были в одночасье отданы сардинскому королю, от которого напрямую зависела теперь их дальнейшая судьба.

Агитационная деятельность

Мы вынуждены рассказывать о жизни и судьбе Джузеппе Гарибальди кратко, поскольку ограничены рамками статьи. Однако не можем не отметить тот факт, что он занимался не только военным делом. Будучи человеком весьма образованным, способным повести за собой массы, он отличался ярко выраженными дипломатическими качествами.

В 1867 году Гарибальди временно оставляет военное поприще и отправляется к северу Италии и центральным районам страны, выступая в качестве агитатора. В этот период основу его жизни составляет сугубо агитационная деятельность, которая в большинстве случаев увенчивается успехом.

Благодаря активной освободительной политике и постоянным визитам в города страны, портрет Джузеппе Гарибальди становится известным всем и каждому, а встречают его уже как национального героя.

Продолжение сражений

В 1871 году военная карьера национального героя Италии снова идет в гору. Джузеппе Гарибальди ввязывается в сражение против прусских захватчиков, в котором одерживает победу, благодаря чему получает во Франции пост депутата.

Сложная жизнь национального героя

Сегодня фото Джузеппе Гарибальди можно найти в каждом учебнике истории, его биография изучена чуть ли не досконально, его любят и почитают в Италии и уважают в других странах мира. Казалось бы, человек этот вкусил славы на своем веку, прожил яркую, интересную жизнь. Но не все знают, что были в ней и очень сложные и даже непредсказуемые моменты.

Речь в данном случае идет не о гонениях и многочисленных боях, которыми изобилует его биография, а о простой повседневной жизни. Судьба уготовила национальному герою Италии немало испытаний.

К примеру, первая жена, Анна Рибейра де Силва, подарившая ему детей, умирает от малярии, пока Гарибальди путешествует, участвуя в бесконечных освободительных боях. Для национального героя это оказалось достаточно серьезным ударом.

Со временем Гарибальди решает жениться во второй раз. Его избранницей становится молодая миланская графиня Раймонди, которую, впрочем, он бросает практически у алтаря. Семейное счастье не случилось в этом случае из-за ребенка, которого итальянский освободитель отказался признать своим. Тем не менее, официально состоявшийся брак тяготил Гарибальди еще 19 лет, пока не был расторгнут.

Практически сразу после обретения свободы итальянский активист женился в третий раз. Его избранница не имела ни высоких чинов, ни громкого имени, будучи простой кормилицей маленькой внучки Гарибальди.

Несмотря на столь богатый семейный опыт и наличие пятерых детей, умер Джузеппе Гарибальди в совершенном одиночестве, оставленный родными и близкими.

Интересные факты

Кстати, не только выдающимися историческими подвигами прославился Джузеппе Гарибальди. Он сумел выступить и в качестве эдакого законодателя моды. Выражение «краснорубашечники» появилось именно благодаря ему. Все дело в том, что любимым одеянием итальянского революционера была рубашка красного цвета, которая дополнялась сомбреро и пончо. На первый взгляд такой наряд мог показаться странным, однако его команда, вдохновленная образом Гарибальди, быстро переняла у него этот стиль, введя тем самым моду на красные, заметные издалека, рубашки.

Итальянский революционер зарекомендовал себя не только как талантливый дипломат, военачальник и патриот, но успел проявить себя и на литературном поприще, написав в свое время целую серию мемуаров, благодаря которым многогранная личность Джузеппе Гарибальди стала столь ясна и понятна современному человечеству.

Альтернативный взгляд

«Альтернативная история, уфология, паранормальные явления, криптозоология, мистика, эзотерика, оккультизм, конспирология, наука, философия»

Мы не автоматический, тематический информационный агрегатор

Статей за 48 часов: 64

Сайт для здравомыслящих и разносторонне развитых людей

Арии с Русской равнины
alternativehistory

Подписывайтесь на нас в социальных сетях:

  • Главная
  • Альтернативные новости
  • Тайны истории
  • Исторический портрет Джузеппе Гарибальди

Очевидец: Если Вы стали очевидцем НЛО, с Вами произошёл мистический случай или Вы видели что-то необычное, то расскажите нам свою историю.
Автор / исследователь: У Вас есть интересные статьи, мысли, исследования? Публикуйте их у нас.
. Ждём Ваши материалы на e-mail: info@salik.biz или через форму обратной связи, а также Вы можете зарегистрироваться на сайте и размещать материалы на форуме или публиковать статьи сами (Как разместить статью).

Исторический портрет Джузеппе Гарибальди

Гарибальди Джузеппе итальянский полководец (рожд. 4 июля 1807 г. – смерть 2 июня 1882 г.) итальянский полководец, революционер, командовал самым победоносным войском в новой истории Италии, смог добиться объединения своей страны. Мастер по ведению партизанской войны, он более сорока лет вел боевые действия в Италии и Южной Америке и стал самым популярным революционным лидером своей эпохи. Англичане прославляли его как «героя двух миров».

Происхождение. Участие в революционном движении

Джузеппе родился в 1807 году в Ницце, в семье моряка Доменико Гарибальди, капитана и владельца небольшого торгового судна. Кроме торговли рыбой капитан Доменико занимался водными перевозками грузов между портами Италии. Его мать звали донна Роза Раймонди Гарибальди. Она была образованная женщина и желала видеть сына студентом духовной семинарии.

В 15 лет он под руководством отца начал морскую службу. 1832 год — он сам становится капитаном собственного торгового корабля, но истинным его призванием было участие в революционном движении, известном как «Молодая Италия», которое в те времена возглавлял Джузеппе Мадзини в Пьемонте (Сардинском королевстве). В то время Италия была раздроблена на ряд небольших государств, оккупированных или управляемых иноземными державами. 1834 год — Гарибальди прибыл в Геную, для поддержания готовящегося восстания. Восстание осуществить не удалось, Гарибальди заочно приговорили к смертной казни. Ему удалось бежать в Южную Америку.

В Южной Америке

Однако и на новой родине Гарибальди не собирался оставлять своего революционного энтузиазма. С 1836 по 1843 гг. он был капитаном капера в республике Рио-Гранде, которая вела борьбу против Бразилии. Потом он защищал Уругвай от Аргентины. Тогда он был полевым командиром и совершенствовал свое тактическое искусство, которое пригодится ему в дальнейшем. Гарибальди отбирал на службу выходцев из Италии, таких как он сам, которых можно было быстро собрать для военной операции с тем, чтобы после они могли раствориться среди гражданского населения. Хотя

Гарибальди как правило противостояли превосходящие силы противника, он овладел искусством ведения партизанской войны, быстрых ударов, молниеносных рейдов, уклоняясь при этом от решающих сражений. Тогда же Гарибальди ввел известную «форму» для своих воинов — простые красные рубахи, которые стали символом его армии в Южной Америке, а позже и в Италии.

Итальянская революция

После 12-ти летнего нахождения в Южной Америке Гарибальди узнает об оживлении революционного движения на родине, известного под именем «Рисорджименто» («Возрождение»), и возвращается в Италию, создав отряд «краснорубашечных» из 3 000 добровольцев. После непродолжительной малоуспешной войны с австрийскими оккупантами в Северной Италии и южной Швейцарии Гарибальди в 1849 году повел своих добровольцев на Рим, чтобы оказать помощь своему другу Мадзини в защите города от французов, пытавшихся восстановить власть папы.

Почти три месяца Гарибальди оборонял Рим от, в значительной мере превосходящих его сил, французских войск, но, в конце концов, вынужден был прекратить сопротивление. 3 июля Гарибальди с 5 000 своих людей ушел из Рима, а французское войско вошло в город. Условия прекращения огня давали гарантию свободного выхода Гарибальди и его людей из Рима, однако за его пределами на них напали австрийцы, французы и неаполитанцы; большая часть повстанцев была убита или оказалась в плену.

Сам Джузеппе Гарибальди смог спастись. Он уехал в США. Какое-то время он работал в Нью-Йорке на свечном заводе, потом отплыл в Перу и вновь стал капитаном торгового корабля. 1854 год — он возвращается в Италию, обосновался на острове Капрера, неподалеку от Сардинии, и становится капитаном первого итальянского парохода.

После революции

1859 год — началась война с Австрией, и Гарибальди вновь собрал добровольцев-краснорубашечников. После кратковременных боев с австрийцами в Альпах он посадил свое войско из 1000 человек на 2 судна и отплыл с ними на юг, для поддержания сицилийского восстания против неаполитанского короля Франциска II.

1860 год, май — «краснорубашечники» освободили Сицилию, а потом перенесли военные действия на материк. 1861 год, февраль — Джузеппе со своими добровольцами взял Неаполь и освободил всю южную Италию. Вся Италия славила Гарибальди как великого героя, а он передал завоеванные земли под власть короля Виктора Эммануила I, который 18 февраля 1861 года провозгласил все эти земли Итальянским королевством.

Джузеппе Гарибальди стал героем не только для своих соотечественников. В июле того же года американский президент Линкольн предложил ему взять на себя командование федеральной армией, сражавшейся с армией вновь созданной Конфедерации. Джузеппе отказался: ему не нравилось, что Линкольн еще не отменил рабства, а также то, что ему не предложили должность главнокомандующего. 1864 год, апрель — во время приезда Гарибальди в Лондон, большая толпа народа приветствовала его как «героя двух миров».

Походы на Рим

Прославляемый за границей, революционер не был доволен тем, как обстоят дела у него на родине. Рим оставался под властью папы, а Гарибальди мечтал об объединенной Италии. В 1862 и 1866 гг. Джузеппе командовал военными силами, ведущими наступления на папские владения, но два раза потерпел поражение от более сильного противника и оказался в плену. Оба раза благодаря национальной и всемирной известности Гарибальди враги отпускали его домой, на Капреру.

1870 год — Гарибальди с двумя сыновьями воевал на стороне Франции в войне с Пруссией, так что он не участвовал во взятии Рима итальянскими войсками в октябре того же года.

Последние годы

1874 год — своими сторонниками он был избран в Итальянский парламент, и был депутатом на протяжении 2-х лет, пока не отошел от общественной жизни. В последние годы жизни он выражал симпатии к социализму, выступая за права рабочих и за равноправие женщин. Он также был противником смертной казни.

В последнее время (а, может быть, и раньше) Джузеппе Гарибальди сблизился с масонами. 1876 год, октябрь — он получил пожизненный титул «великого мастера Державного святилища Египта». 1881 год — Гарибальди стал «великим иерофантом» сразу двух крупных масонских организаций: Восточного устава Мемфиса и Египетского устава Мицраима. Дабы упрочить свое руководство обеими «уставами», он решил слить их в один, однако это ему не вполне удалось.

Гарибальди умер на Капрере 2 июня 1882 года и был с большой торжественностью похоронен там же.

Личная жизнь. Интересные факты

В наши дни фото итальянского революционера можно увидеть в каждом учебнике истории, его биографию изучили чуть ли не досконально, его уважают и почитают в Италии и в других странах мира. Казалось бы, он вкусил славы за свою жизнь, прожил ее ярко, интересно. Однако не все знают, что были в ней и довольно сложные и даже непредсказуемые моменты.

Речь сейчас идет не о гонениях и многочисленных боях, которыми изобилует его биография, а о простой повседневной жизни… Судьбой было уготовлено ему немало испытаний.

Так, первая жена, Анна Рибейра де Силва, родившая ему детей, скончалась от малярии, пока Гарибальди путешествовал, принимая участие в бесконечных освободительных боях. Для него это оказалось очень серьезным ударом.

С течением времени национальный герой Италии решил жениться во второй раз. Его избранницей стала молодая миланская графиня Раймонди, которую, впрочем, он бросил практически у алтаря. Семейного счастья не получилось в этом случае из-за ребенка, которого революционер отказался признавать своим. Тем не менее, официально состоявшийся брак тяготил Джузеппе в течении еще 19-ти лет, пока не был расторгнут.

Памятник Джузеппе Гарибальди в Ницце.

Практически сразу после развода национальный герой женился в третий раз. У его избранницы не было ни высоких чинов, ни громкого имени, она была простой кормилицей маленькой внучки Гарибальди.

Несмотря на такой богатый семейный опыт и наличие пятерых детей, скончался итальянский активист в совершенном одиночестве, оставленный родными и близкими…

Гарибальди зарекомендовал себя не только как талантливый дипломат, военачальник и революционер, но успел проявить себя и на литературном поприще, написав целую серию мемуаров, благодаря которым многогранная личность итальянского революционера стала столь ясна и понятна современному человечеству.

Заслуги

Честность и целеустремленность Гарибальди производили впечатление как на его сторонников, так и на его недругов. Еще в Южной Америке он показал себя искусным мастером партизанской войны, и его мастерство еще возросло во время военных действий в Италии. Но отсутствие систематической военной подготовки сказывалось в том, что Гарибальди трудней было вести обычные боевые действия против регулярных войск, и в таких случаях он часто терпел поражения.

Еще большее значение, чем чисто военные заслуги Гарибальди, имели его дух патриотизма и бескомпромиссная борьба за освобождение своей страны. Его и в наше время прославляют как великого патриота, освободителя и объединителя Италии. Его беззаветная преданность своему народу завоевала ему непреходящую славу в его собственной стране и сделала его имя символом для будущих революционеров в независимости от их взглядов.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector